das_gift


Живописный склад monpansie


Previous Entry Share Next Entry
Донателло (Donatello)
das_gift
Донателло (около 1386–1466). Подлинное имя скульптора - Донато ди Никколо ди Бетто Барди, но больше он известен под своим уменьшительным именем.

Со времен Джованни Пизано итальянская скульптура не знала мастера такого масштаба, внутренней силы и такой пластической мощи и богатства художественного языка.
Гармония статуй Донателло иного порядка, чем у его современников — Лоренцо Гиберти и Нанни ди Банко - если в ранних работах Донателло еще заметны готические веяния, то позднее скульптор пришел к созданию новых классических форм, соединив античное и современное.

Донателло родился во Флоренции или близ нее между 1382 и 1387 годами, вероятнее всего в 1386 году. Он происходил из достаточно зажиточной семьи. Отец Донателло отпрыск старого рода Барди, был ремесленником - чесальщиком шерсти, однако потерял состояние и умер довольно рано. С юности скульптору приходилось самому зарабатывать на жизнь. После смерти отца Донателло жил со своей матерью в небольшом скромном доме, Донато в детстве не посещал школу и довольно плохо понимал латынь.

Впервые имя Донателло упоминается в документах в 1401 году - в это время он работал ювелиром в Пистойе - предположительно, сначала Донателло учился в ювелирной мастерской, но неизвестно чьим учеником он был, а также в мастерской живописца и скульптора Биччи ди Лоренцо, пользуясь покровительством богатого флорентийского банкира Мартелли. В 1403 году имя Донателло встречается уже в мастерской Гиберти, где он работал до 1407 года, помогая вьполнять модели рельефов вторых дверей флорентийского баптистерия. 25 ноября 1406 года имя Донателло упоминается в документах, связанных со строительством собора Санта-Мария дель Фьоре. В 1407 г. Донателло покинул Гиберти и начал работу в мастерских, ведущих работы над украшением флорентийского собора.
Уже около 1414-го года Донателло решительно порывает с традициями мастерской Гиберти и становится на путь самостоятельного развития, Донателло кардинально меняет свой художественный метод, отказываясь от готических традиций своего учителя, и практически становится родоначальником нового типа скульптуры. Этому немало должна была способствовать близость к Брунеллески, с которым Донателло мог познакомиться не позднее 1403 года, когда он работал над статуей Давида для контрфорса флорентийского собора. Брунеллески, вероятно, первым приобщил Донателло к новым гуманистическим идеям и к манере работать all'antica, которая тогда входила в моду.


Очень мало известно о Донателло как о человеке. Не сохранилось ни одного его письма, ни одного его прямого высказывания. Все, что о нем известно, восходит к более поздним источникам, и не всегда надежным. Имеются только немногочисленные старые сведения - так, например, его друг Маттео дельи Органи свидетельствует в 1434 году, что Донателло был «человеком, который довольствовался любой скромной пищей и вообще был неприхотлив». Джованни Медичи писал, что Донателло не имел иного положения, кроме того, которое давали ему его собственные руки. Когда Козимо Медичи подарил Донателло красивое платье, скульптор надел его один-два раза и больше не носил, чтобы не «казаться неженкой» (Веспасиано да Бистиччи*).
В свете этих свидетельств современников не таким неправдоподобным выглядит рассказ Вазари, фигурирующий уже в трактате Помпонио Гаурико* «О скульптуре» (1504). «Он был человеком чрезвычайно щедрым, любезным и лучше относился к друзьям, чем к самому себе; никогда не придавал никакой цены деньгам и держал их в корзинке, подвешенной веревкой к потолку, откуда каждый из его учеников и друзей мог черпать по мере надобности, не говоря ему об этом ничего».
Его личность вызывала уважение флорентийцев, о чем красноречиво свидетельствует сюжет уличного представления, в котором к Донателло прибывал посланец с приглашением ко двору самого «царя Ниневии» для выполнения важных заказов, на что Донателло ответил отказом, так как должен был окончить статую для флорентийского рынка и ничем другим заняться не мог. Сохранилось свидетельство Лудовико Гонзага, безуспешно пытавшегося уговорить переехать мастера в Мантую: «У него так устроены мозги, что если он не захочет приехать, то надо оставить всякие надежды».
Характер у Донателло был непростой, он часто затягивал завершение заказов, нередко отказывался от выполнения своих обязательств, когда они были ему не по душе, не придавал большого значения общественному положению заказчика. Такая свобода поведения была возможна в республиканской Флоренции, но уже в XVI веке была, скорее, исключением, так как художники стали зависимы от двора Медичи.

Так же мало как о Донателло-человеке известно и о его творческой практике. До нашего времени не дошел ни один его рисунок, ни одна его модель. А между тем Вазари имел в своей коллекции его рисунки, и Помпонио Гаурико сообщает, будто бы Донателло утверждал, что основой скульптуры служит рисунок - на этом этапе фиксируется мотив, который получает дальнейшее уточнение в маленькой модели, выполненной из глины или из воска. Такие модели, по свидетельству Паоло Джовио*, Донателло по нескольку раз переделывал, пока не находил нужного решения. К сожалению, ни одной такой модели не сохранилось.
Статуи мастер делал в основном сам, поручая лишь второстепенные детали ученикам, в выполнении больших монументальных заказов он широко использовал труд помощников, статуи и рельефы из бронзы он обычно поручал отливать квалифицированным колокольных дел мастерам, хотя сам хорошо был знаком с техникой литья из бронзы. Отделку поверхности бронзовых статуй и рельефов Донателло проводил сам - без излишней тщательности, заглаженности, оставляя их с своеобразной «незаконченностью», уходя от ювелирных традиций, учитывая и расстояние, с которого статую будут рассматривать и впечатление, которое будет производить эта статуя, установленная на предназначенном ей месте. По словам Вазари, Донателло, «работал столько же руками, сколько расчетом», в отличие от мастеров, чьи «произведения заканчиваются и кажутся прекрасными в том помещении, в котором их делают, но будучи затем оттуда вынесенными и помещенными в другое место, при другом освещении или на большей высоте получают совершенно иной вид и производят впечатление как раз обратное тому, какое они производили на своем прежнем месте».
В отличие от классического направления флорентийской пластики, в котором работали многие его современники, творения Донателло выполнены с реалистичностью и живостью, с большей свободой и смелостью. Задачи нового реалистического искусства Донателло решал средствами статуарной пластики и средствами рельефа. Статуя - центральная проблема его раннего творчества. Несколько позднее (ок. 1420 г.) Донателло стал разрабатывать проблему перспективно построенного, многопланного рельефа, которая в дальнейшем занимала его всю жизнь. По этим двум линиям и развивается творчество этого мастера.

И еще одна важная и вечная проблема - отношения Донателло и античности и роль античности в его творчестве. Люди Возрождения были склонны рассматривать Донателло как «великого подражателя древним» - примерно так смотрел на вещи вездесущий Вазари. Произведения Донателло, по его мнению, «почитались более похожими на выдающиеся создания древних греков и римлян, нежели все, что было кем-либо и когда-либо сделано». Эта связь Донателло с античным наследием всячески подчеркивалась и в литературе XIX века, пока М. Реймон и В. Боде * не заострили внимание на принципиальной несхожести Донателло с античными мастерами. Признавая, что Донателло настойчиво выискивал античные образцы и, насколько это было возможно, тщательно их использовал, Боде в то же время отмечал:«... вряд ли кто другой по всему своему восприятию был в такой мере далек от античности, как он».

Действительно, Донателло настолько произвольно обращался с античным наследием и умел так удачно подчинять античные заимствования своим собственным замыслам, что они полностью в них растворялись. В его глазах античный мотив был почти синонимом реалистического мотива - он особенно настойчиво его доискивался, когда перед ним стояла задача изобразить фигуру в движении либо контрапосте*. Идеальные формы античной классики его мало трогали. Зато все, что обладало в античном искусстве экспрессией, как, например, римский портрет I—III веков н. э.* римский исторический рельеф (колонна Траяна*), римские провинциальные саркофаги, римский архитектурный орнамент, живо его интересовало, и он не боялся черпать из этих источников отдельные мотивы. Но что примечательно — до настоящего времени неизвестен ни один античный памятник, который Донателло точно скопировал бы. Нет никаких прямых заимствований из античных источников и в его ранних произведениях, открывающих новую эпоху. Нет ни одной статуи (кроме так называемого Атиса Аморино)
и ни одного рельефа на античную тему, получившую такое большое значение у скульпторов во второй половине XV-в XVI веке. Полностью преобладает христианская тематика, в которой далеко не так часто звучат античные отголоски (в поздний период они почти полностью исчезают).


Аллегорическая фигура мальчика (Атис) 1430 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Барджелло.

Первым периодом творчества можно считать годы до 1433, когда Донателло работал в основном над украшением Кафедрального собора и церкви Орсанмикеле во Флоренции.

Первым бесспорным из дошедших до нас произведений Донателло является его «Давид» - ныне в музее Барджелло. Эта статуя была выполнена для контрфорса* флорентийского собора в 1408-1409 годах, но затем, вероятно по причине ее недостаточно большого размера для столь отдаленного местоположения, передана по приказу синьории в 1416 году в Палаццо Веккьо, где статуя была доработана мастером. Тогда свиток в руках Давида был сменен на пращу, которая получила призывающую к гражданским подвигам надпись: «Тем, кто храбро сражается за родину, боги даруют помощь даже против самых страшных противников». Статуя была поставлена около стены Палаццо Веккьо и служила символом независимости Флоренции.


Давид. 1409 г. Донателло. Мрамор. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

Голову Давида украшает венок из листьев амаранта* — античной эмблемы неувядаемой славы храбрых. Эта деталь была несомненно подсказана Донателло каким-то знатоком античной литературы, вероятнее всего, его другом Никколо Никколи* - таким образом украшали статуи Ахиллеса, Язона, Геркулеса. В остальном же статуя еще во многом связана с традициями средневекового готического искусства - готический изгиб фигуры, изящные конечности, лишенное характера тонкое миловидное лицо, несколько напоминающее тип античного Вакха. Но в богатой пластической жизни тела с широким использованием контрапоста (выдвинутые вперед правое плечо и нога, повернутая в обратную сторону голова, отставленная назад левая нога) ощущается уже стремление мастера свободно развернуть фигуру в пространстве. Очень удачен и нов мотив обнаженной левой ноги, эффектно обрамленной ниспадающими складками драпировок.
Традиционно Давида изображали в виде мудрого царя преклонных лет - со свитком законов в руках, или псалмопевца - с лирой. Образ юного Давида-победителя был связан с памятью об избавлении Флоренции от миланской угрозы и о победоносной войне с неаполитанским королем. В трактовке Донателло Давид показан юным воином, торжествующим свою победу над гигантом Голиафом. Эта статуя - первая в творчестве Донателло из ряда статуй героической тематики.

В 1408-1415 годах для фасада кафедрального собора во Флоренции разными скульпторами были созданы статуи четырех Евангелистов - Иоанн Богослов, покровитель цеха шерстяников, работы Донателло, Святой Лука - работы Нанни ди Банко, Святой Марк - Николо Ламберти, Святой Матфей - Чуффаньи (1410—1415), ныне они находятся в музее Собора во Флоренции. Когда строительная комиссия в 1408 г. распределяла заказы на эти статуи, молодому Донателло достался брус каррского мрамора, высокий и широкий, но небольшой глубины - не превышающей полметра - достаточной для готической скульптуры, но явно малой для более реалистичного изображения сидящего человека, и потому скульптура, по сути, представляет собой горельеф*. Донателло решил проблему, выбрав положение для фигуры с косым поворотом ног, противоположном повороту головы, вместе с тем ввел скрытую напряженность в пассивно сидящей фигуре. Сидящий апостол – это крепкий, мощный старик, с могучими рукам, исполненный сдержанного достоинства и благородства. Массивная голова, мужественное, сильное лицо, в обрамлении крупных, как бы струящихся прядей волос и бороды, пронзительный взгляд, тяжелые, привыкшие к труду руки придают Иоанну внушительность и мощь, напоминая «Моисея» Микеланджело, которого именовали «сыном этого отца», таким образом сидящего «Иоанна» Донателло считают вдохновителем и гениальным предшественником шедевра Ренессанса.
В этой своей статуе Донателло делает решительный шаг вперед. Строго говоря, это первая подлинно ренессансная статуя, в которой новое представление о человеке нашло себе выражение. Начиная с этой вещи Донателло вступает в новый период своего творчества и создает шедевры, которые открывают новую эпоху в искусстве.
В эпоху треченто скульптуры являли собой бестелесные образы, а здесь Донателло наделяет Иоанна реалистичным, земным характером.


Иоанн Евангелист. 1410-11 гг. Донателло. Мрамор. Музей Собора, Флоренция.

На раннем этапе творчества Донателло пробовал себя в разных направлениях. Вероятно, около 1412-1413 (или 1415-1425 года) он вырезал из дерева Распятие, ныне хранящееся во флорентийской церкви Санта Кроче.
В нем прослеживается сходство с аналогичным по тематике рельефом его учителя Гиберти на вторых дверях флорентийского баптистерия. Христос изображен с сильным мускулистым телом, но лицом недостаточно выразительным для Донателло. Исследователи до сих пор не пришли к единому мнению по поводу авторства Донателло и времени создания деревянного «Распятия», хотя большинство склоняются, что в нем присутствуют характерные для раннего Донателло признаки.
Эта работа Донателло упоминается дважды в источниках XVI века, а также Вазари приводит анекдот (кстати, не особенно достоверный) - будто скульптор показал сразу после завершения работу своему близкому другу Филиппо Брунеллески, но тот дал посредственную оценку деревянному «Распятию», его слишком правдоподобному облику: «Крестьянин на кресте».


Распятие. 1412-13 гг.Донателло. Дерево. Церковь Санта Кроче, Флоренция.

В 1412 Донателло был принят в гильдию Святого Луки * - гильдию живописцев, как живописец, скульптор и золотых дел мастер. В ранний период своей жизни Донателло выполнял почти исключительно общественные заказы (для коммун, цехов, церквей) - создавал статуи для площадей и фасадов - для широкого обозрения, что полностью соответствовало запросам «гражданственного гуманизма». Позднее Донателло выполнял частные заказы. Его слава быстро росла и все, что выходило из его рук, неизменно удивляло современников - своеобразным духом бунтарства в том числе.

В 1411-1412 годах Донателло исполнил статую Святого Марка для ниши на южной стороне здания церкви Орсанмикеле, которая и поныне украшает предназначенную для нее нишу. Согласно документальным свидетельствам, она была создана мастером почти одновременно с статуей сидящего Иоанна Богослова (1408-1415), но в художественном отношении значительно превосходит статую для Дуомо.
Статуя Марка была заказана старшинами цеха льнопрядильщиков, возможно именно поэтому Донателло так тщательно проработал драпировки одежды, изобразив их самых различных форм, а также водзрузил статую Евангелиста на плоскую подушку. Несмотря на то, что статуя находится в нише, она сразу привлекла внимание современников, Донателло с большим мастерством выразил индивидуальный характер персонажа.

Фигура Марка необычайно пропорциональна, устойчива и монументальна, возможно, впервые после античных мастеров была решена проблема устойчивой постановки фигуры. Вся тяжесть слегка изогнутого тела покоится на правой ноге, левая нога, несколько согнутая в колене, слегка отставлена назад, левая рука, держащая книгу, одновременно придерживает плащ, который ложится свободными складками, обрисовывая рельеф ноги, все длинное старинное одеяние полностью подчинено фигуре, подчеркивая его положение - спокойное, исполненное достоинства. Все в этой фигуре весомо и материально - и тяжесть тела, и мускулистые руки, и пластичность ткани одежды. Микеланджело сказал о статуе Марка, что он «никогда еще не видел статуи, столь похожей на порядочного человека; если таким был св. Марк, можно поверить и его писаниям».


Евангелист Марк. 1411г. Донателло. Мрамор. Церковь Орсанмикеле, Флоренция.

Для церкви Орсанмикеле по заказу гвельфской партии Донателло создал бронзовую позолоченную статую Святого Людовика (внизу,в примечаниях), сейчас хранящуюся в музее при церкви Санта Кроче, Флоренция.
Святой Людовик Тулузский, происходящий из рода Анжу отказался от неаполитанской короны, приняв постриг в францисканском монашеском ордене, в 1297 году был посвящен в архиепископы Тулузы, в возрасте 23 лет он скончался.
Вся фигура святого укутана в широкий плащ поверх простой францисканской рясы, из-под одеяния виднеются только кисти рук и пальцы ног, обутых в сандалии. Правой рукой святой благословляет, а левой прижимает к себе посох - также уникальное для своего времени творение скульптора. Навершием посоха украшают фигурки античных путти - обнаженных мальчиков, помещенных между коринфскими пилястрами. Голову Людовика венчает тяжелая архиепископская митра.

В 1460 году гвельфская партия перепродала наружную нишу церкви Орсанмикеле цеху купцов, не желая видеть статую своего святого покровителя в окружении святых патронов ремесленных цехов. Статуя Святого Людовика была перенесена в музей Санта Кроче, где хранится и сейчас. Статуя была сильно повреждена во время наводнения в 1966 году.

Начиная со статуи Святого Людовика, в творчестве Донателло усиливаются реалистические тенденции, достигшие очередного пика в статуях пророков флорентийской кампанилы.


Святой Людовик Тулузский. 1413 г. Донателло. Бронза. Музей церкви Санта Кроче, Флоренция.

Своего рода апогеем творческих исканий молодого Донателло является его статуя святого Георгия, выполненная по заказу цеха оружейников для Орсанмикеле (теперь хранится в Барджелло). В «Георгии» Донателло наиболее полно воплотил новый гражданственный идеал. Герой стоит непоколебимо, как скала - нет такой силы в мире, которая способна сдвинуть его с места, он готов отразить любой натиск. Вазари дал такое описание этой статуи: «... голова ее выражает красоту юности, смелость и доблесть в оружии, гордый и грозный порыв, и во всем изумительное движение, оживляющее камень изнутри. И, конечно, ни в одной скульптуре не найти столько жизни, ни в одном мраморе — столько одухотворенности, сколько природа и искусство вложили в это произведение руками Донато». В свое время на голове Георгия был шлем, в правой руке он держал меч либо копье, левой, опирающейся о щит с эмблемой Флоренции, прижимал к груди ножны. Эти атрибуты были, несомненно, подсказаны мастеру старшинами цеха оружейников, хотевших видеть своего патрона наделенным всем тем, что они сами изготовляли. Вероятно, в настоящем своем виде, когда ее пластические качества выступают с большей рельефностью, статуя только выиграла.

Может показаться, что Донателло изобразил Георгия в строгой фронтальной позе, но это впечатление обманчиво. На самом деле фигура полна движения, но сдержанного. Донателло очень тонко использует контрапост для оживления фигуры. Правое плечо и правая рука слегка отставлены назад, голова чуть повернута в обратную сторону, левое плечо выдвинуто, корпусу придано как бы вращательное движение, правая нога, в отличие от левой, не выходит за пределы плинтуса, а отодвинута от него несколько вглубь. Подобная трактовка лишает фигуру всякой статичности, что подметил уже Вазари. Донателло так обрабатывает переднюю сторону статуи (а она рассчитана на рассмотрение с фронтальной точки зрения), что она воспринимается как своего рода рельеф. Ни одна часть (в том числе и наискось поставленный щит) не выступает из плоскости, руки прижаты к телу, завязанный узлом плащ крепко охватывает корпус. Это приводит к легкой обозримости статуи, которую можно без труда охватить одним взглядом, чему немало способствует ясная, тщательно продуманная композиция фигуры. В статуе Георгия очень своеобразно сочетаются замкнутость мраморного блока, подобранная рельефность переднего аспекта и насыщенность движением. Это и делает статую таким неповторимым произведением искусства. Здесь Донателло создал один из самых счастливых и жизнерадостных образов ренессансного искусства, близкий по общему своему духу тому, что позднее четко сформулировал Альберти: «безмятежность и спокойствие радостной души, свободной и довольной самой собою»

Хотя статуя Георгия стоит в ранее сделанной готической нише, она не вступает с ней в противоречие, так как и в статуе очень сильно выражены вертикальные линии (прямое положение всей фигуры, перекрестье щита, шея, нос). Несмотря на это, зритель все же явно ощущает, что статуе тесно в отведенном ей пространстве ниши, что присущий ей избыток энергии нуждается в более обширном поле действия.


Святой Георгий. 1416г.Донателло. Мрамор. Национальный музей Барджелло, Флоренция.


Святой Георгий. Деталь. 1416г.Донателло. Мрамор. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

К числу ранних произведений мастера также принадлежит статуя льва «Марцокко», символа Флоренции (1418-1420)


Марцокко. 1419 г. Донателло. Камень. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

В последующее десятилетие Донателло работает над статуями пророков (1415–1436) для Кампанилы (колокольни) Собора Санта Мария дель Фьоре во Флоренции, которые были установлены в ее нишах. Пророк Иеремия (1427–1426, Музей собора, Флоренция), пророк Аввакум (1427–1435, Музей собора, Флоренция) поражают неповторимостью образа, силой драматизма, монументальным величием и экспрессией.


Пророк Аввакум. 1427-36 гг.Донателло. Музей Собора, Флоренция.


Пророк Аввакум. Фрагмент. 1427-36 гг.Донателло. Музей Собора, Флоренция.


Пророк Иеремия. 1427-36 гг.Донателло. Музей Собора, Флоренция.

Нельзя оставить без внимания и гробницу Бальдассаре Косса, антипапы Иоанна XXIII* (1425-1427) - одиозного персонажа, обвиненного во всех смертных грехах - Донателло работает над этим надгробием совместно с Микелоццо ди Бартоломео.

Надгробие делится на три яруса. Нижний ярус украшен гирляндами и изображениями добродетелей. Средний – это саркофаг с фигурой усопшего наверху. Верхний – под откинутой драпировкой дано погрудное изображение Марии с младенцем. Надгробие, примыкающее к стене и находящееся между двумя колоннами, украшенное элементами классической архитектуры (пилястрами, карнизами, консолями) является роскошным архитектурным сооружением. Такой тип надгробия, появившийся в 13 в., получил широкое распространение в 15 в.


Гробница Иоанна XXIII 1435 г. Донателло., Баптистерий, Флоренция.


Гробница Иоанна XXIII. Деталь. 1435 г Донателло., Баптистерий, Флоренция.

В 1422 году голова раннехристианского мученика Святого Россоре была перевезена из Пизы во Флоренцию, было задумано изготовить новый драгоценный реликварий в виде бюста, который монахи ордена гумилиатов* заказали Донателло из бронзы с позолотой. Оплата за него была произведена в 1427 и 1430 годах. Отливка была произведена в 1427 году, посредством Джованни ди Якопо. Бюст был спроектирован состоящим из нескольких частей - для того, чтобы после выплавливания его подвергнуть огненному золочению. В середине XVI века реликварий был передан в Пизу в церковь Сан Стефано. Возможно, Донателло позаимствовал некоторые детали у предыдущего реликвария, но в целом создал новый образ Святого, используя уроки изучения римского скульптурного портрета


Святой Россоре Реликварий. Деталь. 1425-27 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Сан-Маттео, Пиза.


Святого Россоре Реликварий. Деталь. 1425-27 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Сан-Маттео, Пиза.

В 1430 г. Донателло создал "Давида" - первую обнажённую статую в итальянской скульптуре Возрождения. Изображая его юношеское тело, Донателло, несомненно, исходил из античных образцов, но переработал их в духе своего времени. Библейский пастух, победитель великана Голиафа - один из излюбленных образов Ренессанса.Заслуга Донателло не в том, что он изображает нагое мужское тело, а в необычности самого этого тела. Его бронзовый Давид выглядит не суровым библейским героем, а лишь слабым подростком. Ни до, ни после Донателло никто Давида таким не изображал. Задумчивый и спокойный Давид в пастушьей шляпе, затеняющей его лицо, попирает ногой голову Голиафа и словно не сознаёт ещё совершённого им подвига. В отличие от готики, статуя с самого начала была рассчитана на круговой обзор, она предназначалась для украшения фонтана во дворе дворца Медичи.

Photobucket
Давид. 1430 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

Photobucket
Давид. Фрагмент. 1430 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

Photobucket
Давид. Франгмент. 1430 г. Донателло. Бронза. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

В выполненном из терракоты и раскрашенном бюсте Никколо да Удзано* (ок. 1432) Донателло создает первый скульптурный портрет эпохи Ренессанса. Обращаясь к римским портретным скульптурам, автор изобразил своего героя, банкира и видного политического деятеля Флоренции, в античных одеждах как римского гражданина.

Photobucket
Бюст Никколо да Удзано 1430-е гг.Донателло. Терракота. Национальный музей Барджелло, Флоренция.

Поездка в Рим вместе с Брунеллески чрезвычайно расширила художественные возможности Донателло, его творчество обогатилось новыми образами и приёмами, в которых сказалось влияние античности. В творчестве мастера наступил новый период. В 1433 г. он завершил мраморную кафедру флорентийского собора. Всё поле кафедры занимает ликующий хоровод пляшущих путти* - нечто вроде античных амуров и одновременно средневековых ангелов в виде обнажённых мальчиков, иногда крылатых, изображённых в движении. Это излюбленный мотив в скульптуре итальянского Возрождения, распространившийся затем в искусстве XVII-XVIII вв.
Photobucket
Кафедра. 1439 г. Донателло. Мрамор. Музей Собора, Флоренция.

Photobucket
Кафедра. Фрагмент. 1439 г. Донателло. Мрамор. Музей Собора, Флоренция.

Почти десять лет Донателло работал в Падуе, родине глубоко почитаемого в Католической Церкви Святого Антония Падуанского*. Для городского собора, посвящённого Святому Антонию, Донателло выполнил в 1446-1450 г огромный скульптурный алтарь со множеством статуй и рельефов. Центральное место под балдахином занимала статуя Мадонны с Младенцем, по обеим сторонам которой располагалось шесть статуй святых. В конце XVI в. алтарь был разобран. До наших дней сохранилась только его часть, и сейчас трудно себе представить, как он выглядел первоначально.Четыре дошедших до нас алтарных рельефа, изображающие чудесные деяния Святого Антония, позволяют оценить необычные приёмы, использованные мастером. Это тип плоского, как бы сплющенного рельефа. Многолюдные сцены представлены в едином движении в реальной жизненной обстановке. Фоном им служат огромные городские постройки и аркады. Благодаря передаче перспективы возникает впечатление глубины пространства, как в живописных произведениях.

Photobucket
Мадонна с младенцем и святыми Франциском и Антонием. 1448г. Донателло. Бронза. Церковь св. Антония, Падуя.

Photobucket
Чудо с мулом.* 1447-50 гг. Донателло. Бронза. Церковь св. Антония, Падуя.

Photobucket
Чудо с новорожденным. 1447-50 гг. Донателло. Бронза. Церковь св. Антония, Падуя.

Одновременно Донателло выполнил в Падуе конную статую кондотьера Эразмо де Нарни*, уроженца Падуи, находившегося на службе у Венецианской республики. Итальянцы прозвали его Гаттамелатой (Хитрой Кошкой). Это один из первых ренессансных конных монументов. Спокойное достоинство разлито во всём облике Гаттамелаты, одетого в римские доспехи, с обнажённой на римский манер головой, которая является великолепным образцом портретного искусства. Почти восьмиметровая статуя на высоком пьедестале одинаково выразительна со всех сторон. Монумент поставлен параллельно фасаду собора Сант-Антонио, что позволяет видеть его либо на фоне голубого неба, либо в эффектном сопоставлении с мощными формами куполов.

Photobucket
Конная статуя Гаттамелата 1447-50гг.Донателло. Бронза, Пьяцца дель Санто, Падуя.

Photobucket
Конная статуя Гаттамелата Деталь. 1447-50гг.Донателло. Бронза, Пьяцца дель Санто, Падуя.

В последние, проведённые во Флоренции, годы Донателло переживал душевный кризис, его образы становились всё более драматичными. Он создал сложную и выразительную группу "Юдифь и Олоферн" (1456-1457 гг.); статую "Мария Магдалина" (1454-1455 гг.) в виде дряхлой старухи, измождённой отшельницы в звериной шкуре; трагические по настроению рельефы для церкви Сан-Лоренцо, завершённые уже его учениками.

Photobucket
Юдифь и Олоферн. 1455-60 гг. Донателло. Бронза, Палаццо Веккио, Флоренция.

Photobucket
Юдифь и Олоферн. Деталь. 1455-60 гг. Донателло. Бронза, Палаццо Веккио, Флоренция.

Photobucket
Христос перед Пилатом и Каиафой. 1460 г Донателло. Бронза. Церковь Сан-Лоренцо, Флоренция.

Photobucket
Гефсиманский сад. 1465 г.Донателло. Бронза. Церковь Сан-Лоренцо, Флоренция.


Снятие с креста. 1465 г. Донателло. Бронза. Церковь Сан-Лоренцо, Флоренция.


Мария Магдалина 1457 г Донателло. Дерево. Музей Собора, Флоренция.


Мария Магдалина Деталь. 1457 г Донателло. Дерево. Музей Собора, Флоренция.

Донателло был неутомимым - вполне можно сказать "трудоголиком"- он работал во многих городах - во Флоренции, Пизе, Сиене, Прато, Риме, Падуе, Ферраре, Модене, Венеции. Его работы вызывали восторг у современников, несмотря на определенную бескомпромиссность мастера — он не гнался за внешней красивостью, которую всегда и во все времена любит публика, не стремился чрезмерно отшлифовывать свои статуи, боясь лишить их свежести первого замысла, и продолжал делать так как считал нужным.

Последние годы своей жизни Донателло провёл во Флоренции, работая до глубокой старости; умер в 1466 и погребён с большими почестями в церкви Сан-Лоренцо, украшенной его работами.

«Героем вечера» я выберу пророка Аввакума – он выделяется на фоне остальных и внешним видом, и выражением лица и даже складки его одежды имеют свой неспокойный смысл и свой строгий ритм. Удивительная фигура, вызывающая некоторый трепет – хочется невольно опустить глаза и одновременно присмотреться внимательней - в Аввакуме нет благостности, нет спокойствия - напротив, постоянный внутренний огонь - даже опасный, постоянная суровая непримиримость человека, который знает будущее – знает, то что сокрыто от других – от кого-то на время, от кого-то – навсегда. - das_gift

К сожалению, примечания к этому тексту не поместились в этот пост, а резать примечания никогда не хочется, они - отправные точки, пунктирные и замыкающие линии - поэтому пришлость сделать их отдельным постом.

?

Log in